Назад

Разговор. Интервью с Никитой Ефремовым.

AVR_4025-ч

«Разговор» – интервью-проект «Кинокомпания Небо», где яркие представители индустрии кинематографа говорят о том, что важно для них, что нужно, что нельзя оставить без внимания.

 

*

Олеся Сокуренко: Я бы хотела построить наш разговор через три основные темы: человек, время, индустрия кинематографа.

 

Никита Ефремов: Отлично, давай.

 

Олеся Сокуренко: Начнем наш разговор с такого понятия, как «дизайн человека», и его влияния на тебя, как на актера. Система, которая отражает внутренний мир и его индивидуальность. Знаю, что ты знаком с ней. Поделитесь.

 

Никита Ефремов: Я манифестор 4/6. Но это интересное наблюдение, не более. Я считаю, что и без этого рождались русские философы, которые подмечали характерные черты в людях. Поэтому считаю, что это вспомогательная вещь для каких-то личных наблюдений. Хоть там и более 68.000 вариантов типов личности, думаю, что каждый человек уникален.

 

Если же говорить про индустрию и человека, то заметна глобализация. Все такие разные, что практически одинаковые. Произошел информационный бум. Люди придумали айфон, но в большинстве своем, они не сложнее этого айфона, а айфон даже гораздо загадочнее.

 

Олеся Сокуренко: А ты какой? Простой или сложный?

 

Никита Ефремов: Ой, где-то очень простой, а где-то очень сложный. Это все очень ситуативно и индивидуально. Мы все находимся под воздействием внешних обстоятельств. В этом плане – интересно копаться в науке. Тут тебе в помощь Бозон Хиггс и периодическая таблица Менделеева.

 

Олеся Сокуренко: Что ты имеешь ввиду?

 

Никита Ефремов: Все началось с воды. Это первичное состояние, откуда мы вышли. Но все же – мы разные. Сейчас такое сложное время, что не хотелось бы, конечно, обобщать. Обобщать – это самое простое. По сути общее у всех – это смерть и время, в котором мы находимся. Дальше – поиск бессмертия.

 

Олеся Сокуренко: Ты задаешься этим вопросом?

 

Никита Ефремов: Бессмертие и алхимия – это очень интересные вещи. Но, в первую очередь, бессмертным человек может стать через поступки. Тарковский, например, бессмертен. Он навсегда останется в нашей истории.

 

Олеся Сокуренко: Есть ли в тебе это желание?

 

Никита Ефремов: Это вопрос на грани тщеславия и, действительно, пользы людям. Джек Николсон – гениальный, но вот без Александра Белла у нас не было бы мобильного телефона. Все относительно. Тщеславие, конечно, есть в любом актере. Я не верю в другом. Что такое «актер без тщеславия»? Априори, это профессия, за которой наблюдают люди. Грань, конечно, определяет каждый сам.

 

 Олеся Сокуренко: Насколько часто ты задаешься вопросом: «Что я сделал за свою жизнь?».

 

Никита Ефремов: Каждый день.

 

Олеся Сокуренко: Есть ответ? Много?

 

Никита Ефремов: Ничего я еще не сделал. Вот Чулпан, да. Что такое «много»? Смотря с чем сравнивать.

 

Олеся Сокуренко: А если с собой? К чему ты стремишься?

 

Никита Ефремов: К смерти.

 

Олеся Сокуренко: Как к ней можно стремиться? Зачем?

 

Никита Ефремов: Если ты живешь, то ты к ней все ближе и ближе.

 

Олеся Сокуренко: Это константа. Надо ли об этом думать? Может лучше концентрироваться на целях, достижении результатов?

 

Никита Ефремов: Верно. Если говорить про профессию, то я считаю, что еще не сделал чего-то значимого. С точки зрения бизнеса – да, думаю, что я что-то сделал. С точки зрения искусства и истории – нет.

 

Олеся Сокуренко: Возможно, что у тебя есть идея, которая тебя волнует и не безразлична. Что бы ты хотел запечатлеть?

 

Никита Ефремов: Да, но я не считаю нужным сейчас об этом говорить.

 

Олеся Сокуренко: Могу ли я спросить тогда, хотел бы ты ее реализовать сам или в команде с кем-то?

 

Никита Ефремов: Мне всегда хочется сравнивать нашу работу с футболом. Конечно, Месси – отличный игрок, но без команды не было бы ничего. Работа в кино или театре – это командная работа. Очень хороший пример – это Реваз Давидович, который знает, что такое команда, чувствует ее. Это человек, который постоянно находится в развитии, мне бы очень хотелось дорасти до его любви к жизни и игры на барабанах. (Улыбается)

 

Олеся Сокуренко: Помимо кино ты играешь в театре. В чем разница при подготовке, каковы ощущения от процесса?

 

Никита Ефремов: Мой однокурсник Артем Быстров однажды сказал, что в театре ты отдаешь и получаешь, а в кино – только отдаешь. Театр – это общий опыт, обмен энергией. В кино такого контакта, конечно, нет. Кино – это больше технический процесс.

 

Олеся Сокуренко: А ты сам в кино ходишь? Что поддерживаешь?

 

Никита Ефремов: Я хожу, только если хочу испытать определенные эмоции: посмеяться, испугаться. В кино ты идешь за большим экраном. Некоторые фильмы нужно только там и смотреть.

 

Олеся Сокуренко: Например?

 

Никита Ефремов: «Хрусталев, машину!» Было бы очень интересно, если бы его показывали. И вообще, если бы больше показывали старых фильмов. Кино – это то, что уже снято. Оно всегда будет актуально, можно ходить вне зависимости от времени.

 

Олеся Сокуренко: Как считаешь, каковы тенденции кинематографа?

 

Никита Ефремов: Я считаю, что как в искусстве, так и в кино – есть жанровые особенности. Единственное, есть общечеловеческие темы, на которых снимали, снимают и будут снимать. В любые времена.

 

Олеся Сокуренко: А если поговорить об индустрии. На каком этапе мы находимся?

 

Никита Ефремов: Индустрия сейчас только начинает развиваться. Пока мы еще не зарабатываем на продукт. Для этого нужно сделать очень много. Это большой путь. С технической точки зрения не хватает профсоюзов, вертикальной конкуренции, а у нас система: брат, братан, братишка. Так же необходимы бизнес-планы, пред и продакшн кампании. Введение процентного отчисления за просмотры фильма, как в Голливуде. В большинстве своем фильмы убыточные, авторское кино до зрителей вообще не доходит. В этом и задача. Как довести кино до зрителя?

 

Олеся Сокуренко: Как считаешь, в чем основная проблема?

 

Никита Ефремов: Воровство. И, конечно, авторское кино вообще не нужно прокатчикам.

 

Олеся Сокуренко: Может проблема в том, что люди не готовы отдавать свои деньги? Если есть выбор, а он есть всегда, то они лучше пойдут на экшн.

 

Никита Ефремов: Это уже задание культуры и гештальта нашей страны. Нужно знать историю, быть осознанным, думающим. Это очень трудоемкий процесс. Все достаточно сложно, не знаю, что должно произойти чтобы что-то изменилось.

Но иногда, чтобы что-то произошло, нужно подождать. Могу сравнить с рождением ребенка, который самостоятельно развивается 9 месяцев, а родители ждут.

 

Олеся Сокуренко: А что-то хорошее можешь отметить?

 

Никита Ефремов: Что такое «хорошо»? Все в жизни относительно, это не бинарная система. Деньги, конечно, хорошо! Это же бизнес. Необходимо зарабатывать. На самом деле – это все очень кулуарные вопросы и взрослая игра. Я не обладаю экономическим образованием, чтобы быть объективным и решать что-то. 

 

Олеся Сокуренко: Некоторые не обладая профессиональным образованием и решают.

 

Никита Ефремов: В этом, в принципе, и проблема. И заметь, не я это озвучил.

 

Олеся Сокуренко: Есть ли амбиции попробовать себя за пределами российского кинопроката?

 

Никита Ефремов: Я делаю то, что должен и будь, что будет.

 

Блиц опрос:

 

Что для тебя важно в рабочем процессе?

 

Юмор.

 

Что необходимо для достижения результата?

 

Процесс.

 

Что важнее – процесс или результат?

 

И то и другое.

 

Есть у тебя рамки?

 

Не сталкивался.

 

Потолстеть на 30 кг?

 

Пожалуйста. Только не за 10 дней до начала съемок.

 

Какой сюжет картины, в которой играл, ты реально бы хотел прожить?

 

Никакой.

 

Хотел бы уехать и пожить не в России?

 

С удовольствием. Сейчас нет никаких границ.

 

Как относишься к социальным сетям, instagram?

 

Замечательно. Веду для друзей, не зарабатываю на нем, хотя может стоило бы.

 

Есть ли то, что ты осуждаешь?

 

Осуждение. Я не судья.

 

Есть ли роман, в котором ты хотел бы сыграть?

 

Господа Головлевы.

 

Кто для тебя авторитет?

 

Это мудрый человек. Он есть, не буду озвучивать имен.

 

Instagram:

Кинокомпания Небо

Никита Ефремов

Олеся Сокуренко